Все для успешной работы НКО

16 ноября, 2012

История одного спасения

История одного спасения

В Вологодской области есть храм, который с некоторых пор начал обретать известность. Храм в деревне Крохино сохранил в себе историю масштабных гонений на церковь в советское время: вначале большевики храм разграбили и закрыли, затем затопили. Затопление нижней части храма произошло во время строительства части Волго-Балтийского канала. Тогда под воду ушло более 500 тысяч гектаров плодороднейших сельскохозяйственных и лесных земель, 740 сел и деревень и два города, среди них древнейший город Молога. Примечательно, что храм в Крохино появляется в одном из эпизодов фильма «Калина красная». Сегодня здание находится под угрозой исчезновения. Но есть серьезные шансы, что храм будет спасен. В марте 2009 года группа волонтеров решила спасти храм от окончательного разрушения. Так появился фонд «Центр возрождения культурного наследия «Крохино». Силами нескольких добровольцев удалось сделать дамбу вокруг храма, чтобы прекратить разрушение фундамента из-за сильных волн. Волонтеры понимали, что своими силами они могут сделать лишь небольшую дамбу, для основательной рестраврации храма нужны совершенно другие силы, возможности. Идея восстановления храма принаджелит Анор Тукаевой, которая весной 2009 года впервые побывала в Крохино и загорелась идеей спасения этого уникального памятника истории.

Расскажите, пожалуйста, как Вы узнали об этом храме? Вообще, как Вы оказались в Крохино?

Интерес к истории строительства Волго-Балтийского водного канала появился после того, как я посмотрела несколько документальных картин о событиях 30-40-х годов. Эту страницу истории решительно обходят стороной в школьных учебниках истории, и потому знакомство с этими событиями стало для меня откровением, и даже шоком. Уничтожение древних городов и сел, разоренные земли, взорванные монастыри, храмы, усадьбы. Особенно меня заинтересовало строительство Волго-Балта и те памятники истории, культуры и архитектуры, которые уничтожила эта «стройка века». Я наткнулась на несколько примечательных объектов: известная многим Калязинская колокольня Никольского собора в Тверской области, доживающие свой век остовы церквей в Рыбинском водохранилище, а также церковь Рождества Христова в Крохино. Надо сказать, что о крохинском храме на тот момент было мало информации: ни исторических данных, ни её местоположения. Так случилось, что в Крохино я оказалась спустя год, в феврале 2009 года, во время своего путешествия по Вологодской области.

В тот момент Вы приняли для себя решение сделать все, чтобы государство обратило внимание на храм и восстановило его?

Решение заниматься восстановлением храма Рождества Христова в Крохино появилось не сразу. Изначально интерес к этой церкви был скорее потребительский, мне хотелось увидеть эту «легенду» своими глазами, сделать красивые фотографии. Ведь церковь Рождества Христова – единственный храм в России, полностью затопленный Волго-Балтом. Он более 50 лет находится в воде, при этом сумел сохраниться. Осознавая всё увиденное в Крохино, я поняла, что храм беззащитен от разрушающего воздействия воды и волн, и если не предпринять каких-либо усилий по его сохранению, то в ближайшем будущем он рухнет и будет утрачен. Именно поэтому я захотела обратиться в государственные органы по охране памятников истории и культуры с тем, чтобы инициировать его сохранение и восстановление.

На слушаниях в Общественной палате Вы сказали, что начали с того, что писали письма чиновникам Вологодской области и в епархию. Какая была реакция у них?

Первые письма я направила в Министерство культуры РФ и администрацию Президента, затем они были перенаправлены в Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области. Реакция этих государственных структур была нейтральна, и я получила формальные ответы о том, что церковь не является памятником, посему её восстановление невозможно.

Как Вы думаете, почему из них никто не заинтересовался восстановлением храма в Крохино?

Полагаю, что с учётом сложности и уникальности объекта, и Департаменту культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области и вологодская епархия, не погружаясь в действительную историческую и культурную значимость храма, в технические возможности его сохранения, сочли проект нереализуемым. Это вполне объяснимо, учитывая современное состояние храма. Однако есть показательный пример сохранения Калязинской колокольни.  Кроме того, у меня на руках есть экспертное заключение о возможности и путях восстановления церкви Рождества Христова, составленного профессиональными инженерами-гидрогеологами проектно-изыскательской компании «Инженерная Геология Исторических Территорий» (они занимались комплексом работ по укреплению затопленной Калязинской колокольни). Кроме того, волонтеры собственными силами провели противоаварийные работ в 2011-2012 гг. Проект получил новое развитие. Надеюсь, что мнение Департамента культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области и вологодской епархии будет скорректировано.

Насколько я знаю, Вы вместе с волонтерами построили дамбу у стен храма. Как Вы нашли добровольцев? Вообще расскажите, как и чего началась работа по строительству дамбы? Насколько я понимаю, это было сделано за один-два месяца.

Начало волонтерских работ по разбору завалов и строительству дамбы началось с приходом в проект Дмитрия Куликова, опытного архитектора-реставратора, который предложил развивать крохинский проект в сторону практических действий. Таким образом, он взял на себя руководство первыми волонтерскими поездками, а я принялась за поиск волонтеров через свой сайт (www.krokhino.ru) и группы в социальных сетях (http://krokhino-cerkov.livejournal.com/,http://vk.com/krokhino, http://www.facebook.com/krokhino).

Волонтерские работы в Крохино начались с разбора завалов кирпичей в алтарной части, подсыпки южных стен храма со стороны фарватера, а затем, набирая в мешки мелкий кирпичный бой, - к строительству дамбы. Всего с августа 2011 года по октябрь 2012 года было организовано 9 волонтерских поездок суммарной длительностью около 30 дней, за которые мы и смогли произвести первичную обваловку храмового острова. Все это делалось ручным способом, без какой либо техники, силами 7-13 человек (такова численность волонтеров в каждой из поездок).

Что Вы сейчас намерены предпринять, по итогам слушаний в Палате? Обратиться в Минкульт РФ?

Слушания в Общественной палате РФ показали положительное отношение и к храму Рождества Христова, как объекту исторического и культурного наследия общероссийского масштаба, и к самому проекту его сохранения и восстановления. Полагаю, что достигнутые договоренности поспособствуют позитивному исходу в процессе получения храмом статуса памятника. Я, со своей стороны, планирую повторно обратиться к экспертам с просьбой о составлении документов, подтверждающих действительную историческую, культурную, архитектурную и духовную ценность церкви Рождества Христова в Крохино. Это станет очередным шагом на пути получения храмом статуса памятника.

Допустим, храм государство или частные благотворители храм восстановят. Какова его дальнейшая судьба: он станет туристическим объектом?

Учитывая уникальное расположение храма вблизи археологического заповедника Древнее Белоозеро, на северном водном пути, он, безусловно, будет интересен туристам и паломникам. Учитывая основную духовную функцию храма, на мой взгляд, было бы правильно, чтобы по главным престольным праздникам в церкви Рождества Христова проводились службы. Аналогичный пример подобного объекта – церковь Покрова на Нерли, работающий большую часть года как музей, и принимающий прихожан на регулярные службы в остальные дни. Кстати, в периоды весеннего паводка к храму Покрова на Нерли можно добраться только на лодке. В Крохино же предполагается как водный, так и наземный маршруты к храму.

Часто бывает, что волонтеры организуют экологические акции или помощь детским домам. Но всегда было интересно, что подвигает людей (не историков по профессии, не архитекторов, то есть непрофильных специальностей) на защиту памятников истории, архитектуры? Как Вы думаете?

История и культура – это не узкоспециализированная отрасль, доступная профессионалу. Не нужно быть историком или архитектором, чтобы осознавать бесконечную мудрость и ценность, заключенную в древних книгах, старинных зданиях, и тем более, храмах. В этом, как мне кажется, и заключен ответ на вопрос о том, что именно приводит волонтеров к подобным проектам.

Вы уже имеете достаточный опыт общения с чиновниками. К какому выводу Вы пришли? Почему зачастую волонтерам, благотворителям приходится получать отказ, видеть равнодушие со стороны государства?

Дело, скорее, не в безразличии государства по отношению к общественным проектам, а в отсутствии налаженных механизмов взаимодействия между НКО и государственными структурами. Что касается конкретной ситуации с восстановлением отдельного храма, то здесь взаимоотношения проще всего охарактеризовать как «перевод стрелок». Потенциальные частные благотворители полагают, что восстановление храма – дело территориальной епархии, представители епархии указывают на органы по охране памятников, а те, в свою очередь, констатируют факт об отсутствии памятника и соответствующей необходимости в его охране и сохранению (нет памятника, нет и обязательств). А в это время храм продолжает гибнуть. Общественное волонтерское движение в такой ситуации – единственный верный способ добиться положительных результатов, ведь «глаза боятся, а руки – делают». При этом, на мой взгляд, государство должно поддерживать подобные начинания, мотивируя тем самым и существующие проекты к продолжению своей деятельности, и зарождающиеся проекты по сохранению культурного наследия.

И может быть, заодно скажите рецепт того, как заинтересовать государство каким-либо проектом?

Прежде всего, проект должен быть действительно интересным и перспективным. Однако представляя его на суд государственных органов, частных благотворителей, нужно иметь четко сформулированную цель проекта, его задачи, значимость и перспективы, этапность и пути реализации. Однако зачастую и этого бывает недостаточно! Это не значит, что нужно бросить начатое дело: возможно, стоит опробовать обратиться к другой аудитории, найти другие слова и способы выражения своих идей, чтобы быть услышанным и правильно понятым. К этому добавьте осознание того, что начатое дело – это серьезная работа и ответственность, которую вряд ли удастся переложить на другие плечи. Таков этот рецепт.